Кого напугало падение Биткоина до $7100?

Обзор 19 мая, 2019
374

Ценовые качели рынка криптовалют — это традиция, к которой можно привыкнуть

17 мая произошло то, что повторится еще десятки раз: после сильного взлета в предыдущие дни, когда Биткоин достигал максимума года около уровня в 8,3 тысячи долларов, криптовалюта №1 потеряла менее чем за 2 часа более 1,5 тысячи долларов. Все это сопровождалось тем, что c BitMEX было сброшено около $207 млн в Биткоинах. Вполне возможно, что желание выйти в плюс было спровоцировано решением Верховного суда Нью-Йорка запретить передавать Tether свои токены криптобирже Bitfinex, то, что в предыдущие турбулентные недели, когда площадка потеряла доступ к активам на сумму в $850 млн, позволяло ей поддерживать ликвидность. Посыпался и Эфириум, упав с $240 до $190 долларов, однако 18 мая уже отыграв большинство потерь и подорожав до 233 долларов. К воскресенью 19 мая рынок криптовалют почти восстановил утраченные позиции, демонстрируя ценовые качели: на момент публикации Биткоин превысил уровень в $7,9000.
 

С криптобиржи ушли деньги. И не только из-за хакеров

На рынок то приходит капитал, то уходит, вызывая на нем волны — вот рыночная причина того, что происходит такая хаотичная динамика. Одним из триггеров оттока капитала с рынка, сброса криптовалют и выхода в обычные деньги, являются те события, которые связаны с крупными площадками, как Binance и Bitfinex. В результате, с 10 по 15 мая отток средств с крупных криптобирж составил около $625 млн. Это коснулось Binance, Bitfinex, Kraken и BitMEX, а вывод средств с последней площадки вызвал, как было сказано выше, большую коррекцию. При этом ситуация явно не выглядит равномерной. Так, NEM, Binance Coin и Stellar показывают за неделю значительный рост, на 48, 28 и 26% соответственно. Топовые криптовалюты — также в плюсе, хоть и не столь значительном. Биткоин — самый скромный актив: у него от стремительного роста до $8300 осталось всего лишь +7.3%. Bitcoin Cash показал чуть лучший результат, ровно как и EOS. XRP подрос на 15%, а Эфириум в итоге за семь дней подорожал на 21%.
 

Лайткоин: все хорошо, кроме цены

В середине недели пятая по величине капитализации криптовалюта Litecoin рекордно выросла до 11-месячного максимума, до значения в 107,7 долларов, однако в итоге ушла в минус, скатившись до значения в 86,7 доллара. Еще одни ценовые качели — налицо. Пугают ли они кого-то? На самом деле, криптовалюты действительно ведут себя зачастую непредсказуемо, и пока их разработчики радуются тому или иному прорыву, рынок может спокойно отреагировать на эту радость снижением цены такой криптомонеты. Это касается и Litecoin: позитива по нему — предостаточно. Хэшрейт альткоина обновил исторический максимум. Все ближе время, когда произойдет сокращение вознаграждения за каждый блок, который создается в сети, с 25 до 12,5 LTC. В середине мая комиссия за транзакции сократилась в 10 раз благодаря обновлению Core 0.17.1, в связи с чем Litecoin Foundation активизировал работу по распространению лайткоина как инструмента сделок между компаниями. Все это есть, но рынок реагирует снижением цены альткоина.
 

Какая криптовалюта лучше?

На этом фоне еще больше раздаются голоса о том, какая криптовалюта лучше. Майк Новограц, который еще в апреле говорил о преимуществе Биткоина над лайткоинами, теперь стал активно агитировать за Эфириум, утверждая, что этот альткоин «развивается быстрее, чем Биткоин». Майк Дудас из The Block, наоборот, резко раскритиковал, посчитав его, мягко говоря, сомнительным проектом по сравнению с Биткоином. Кроме того, Дудас устроил опрос, который был посвящен теме, являются лиЭфириум деньгами или нет, по итогам которого оказалось, что большинство считают, что нет. Такие рассуждения приводят к тому, что в плюс к общей динамике происходит «бегство» инвесторов из одних криптовалют. Тем более, что все больше приложений начинают предлагать при таких переходах те или иные дополнительные возможности, своего рода air-drop. В такой ситуации снижение Биткоина до $7100  долларов не пугает, так как очевидно одно: криптовалюта состоялась, и ее обнуление уже невозможно. А все остальное — зависит от состояния спроса и предложения на текущий момент.


Владислав Гинько, экономист