Какова внутренняя ценность Биткоина?

Обзоры 11 ноября, 2018
242

Главный мотив инвестиций в криптовалюты — спекулятивный?

Ван Чун Вей, преподаватель факультета бизнеса, экономики и права в Университете Квинсленда, изучил рынок криптовалют в своем труде: «Опционы на перепродажу и неадекватное криптовалютное ценообразование». Он приходит к выводу, что поскольку главный мотив для покупки криптомонет — спекулятивный, то есть покупатели приобретают их для того, чтобы потом продать по более высокому курсу, то практически все криптовалюты на сегодняшний день имеют завышенную оценку. Исследователь также ссылается на то, что на рынке криптовалют «недостаточно возможностей для чтобы шортить». Шортить — это означает выставлять ордера на продажу криптомонеты, ожидая, что она потом подешевеет, и тогда прикупать ее на минимуме.

Вей: только настоящие криптомонеты имеют реальную внутреннюю ценность

Вей делит все криптовалюты на три вида: скам, криптомонеты-шутка, и «настоящие криптовалюты». Пример первого — это BitConnect, капитализация которой на пике достигала 2,7 миллиарда долларов. Криптомонетка-шутка — это, например, Dogecoin, который на текущий момент имеет капитализацию в 400 миллионов долларов. Оба первых типа криптомонет не обладают «внутренней стоимостью», то есть, по мнению Вея, не должны стоить чего-либо. Наконец, есть разряд настоящих криптовалют — к ним исследователь причисляет Биткоин и Эфир, например. У них ценность есть, но она меньше, чем та, которая существует на рынке: она «вздута» из-за спекулянтов. Кроме того, в фокусе внимания Вея также такие настоящие криптовалюты как XRP, EOS, Cardano, Stellar и Лайткоин. 

Как на самом деле?

Вей утверждает, что, когда Биткоин достигал рекордного максимума в 20085 долларов 17 декабря прошлого года, то это было вызвано действиями спекулянтов, и он оказался «переоцененным». Однако здесь возникает следующий вопрос: если у Биткоина есть «внутренняя ценность», от которой его цена отклонилась, то какова она? У Вея ответа нет, хотя он провел большое исследование. 

Том Ли
Том Ли. Источник: яндекс-картинки

Том Ли, бывший аналитик JPMorgan по управлению инвестициями в акции, полагает, что такая «внутренняя ценность» Биткоина — это затраты на его майнинг. Однако, что делать с таким показателем, если криптомонета не подлежит майнингу? Кроме того, Ли называет такую «реальную цену» Биткоина как 6 тысяч долларов — мол, при цене ниже майнинг будет невыгоден для большинства тех, кто занимается такой деятельностью. Но почему этот факт должен волновать рынок? Ли идет по пути затратного метода оценки Биткоина, не учитывая, что можно также применить рыночную оценку, а также оценку того, сколько можно получить от него дохода в будущем. 

Будущий доход транслируется в цену Биткоина, или пример недвижимости в США

То, что в криптомире называется FOMO. В таком ожидании нет ничего необычного: даже имеющие «очень реальную» цену объекты недвижимости в США, после роста на протяжении нескольких лет, в 2008 году, подешевели на 30-40%, причем во всех штатах, поставив «двойку» риск-менеджменту, согласно которому удешевление любых объектов недвижимости по всем штатам рассматривалось с вероятностью, близкой к нулю. Перенеся этот пример на рынок криптовалют, можно было бы ожидать, что он также может весь рухнуть вниз, однако такое не случилось: все же, некоторые криптомонеты падали значительно меньше с начала года, чем другие, а кроме того продолжающийся процесс выпуска новых видов криптомонет в рамках ICO дарит инвесторам все больше новых шансов заработать. Но и это не главное: главное — в природе Биткоина.

Патрик Бюрн: Биткоин и другие криптовалюты претендуют быть новой формой денег

Патрик Бюрн
Патрик Бюрн. Источник: яндекс-картинки
 
Глава Overstock Патрик Бюрн недавно заявил, что на место обычных денег (фиата) может заступить не обязательно Биткоин, а вполне возможно какая-то другая криптомонета. Важно, что он, как и ряд других аналитиков, видит в криптовалютах, собственно говоря, валюты, а это принципиально меняет подход к их оценке. Никто же не будет считать ценность 100-долларовой банкноты по стоимости ее производства — то, что предлагает Том Ли проделывать с ценой Биткоина. Такая банкнота имеет ценность именно потому, что она, «сталкиваясь» на рынке с товарами и услугами, обретает конкретную оценку — и только так. Соответственно, те криптовалюты по Бюрну, которые готовы заменить собой фиат, получат оценку не от проектирования будущего дохода от их владения, а от того, сколько на них можно купить тех или иных товаров и услуг.

Тут важно понять последовательность: как у долларовой банкноты, у Биткоина ценность приближается к нулю. Она возникает не сама по себе, а в ходе купли-продажи каких-либо товаров. Кстати, в том числе стейблкоинов, которые представляют собой образ криптомонет, обладающих определенной ценностью. В целом, ситуация с криптовалютами и долларом США очень схожа — в соответствии с предположением Бюрна. 

Владислав Гинько, экономист, эксперт РАНХиГС при Президенте РФ