Эффективность криптовалют в борьбе с санкциями толкает США к их запрету

Обзор 22 июля, 2018
516
Финансовые ограничения, которыми опутывает Вашингтон некоторые страны, вынуждают их искать пути выхода из возникающих затруднений, и одним из популярных ответов могут стать криптовалюты. Больше всего по пути использования криптомонет в качестве ответного средства на санкции прошла Венесуэла. Президент США Дональд Трамп 25 августа прошлого года указом №13808 запретил любому гражданину США покупку или какое-либо иное участие в приобретении «нового долга», который выпускает Венесуэла, если срок его погашения составляет более чем 30 дней. Формально, это не закрывает дверь для получения финансирования в долларах, однако в реальности это означает, что практически ни один из американских банков не хочет кредитовать венесуэльскую экономику, даже сроком на 30 дней. 

Уже в этом августовском указе была применена широкая трактовка способов финансирования, которые может использовать Венесуэла, включая «расширенный вариант кредита», как это описывается в документе. Когда в текущем году Каракас запустил государственную криптовалюту El Petro, американское Управление по контролю за иностранными активами (OFAC, Office of Foreign Assets Control) заявило, что El Petro «может  быть расширенным вариантом кредита», а это значит, что американские компании и граждане, которые имеют с этой криптовалютой дело, «могут оказаться под действием санкций США». 

Однако El Petro — не единственная криптовалюта, которая может быть использована для обхода санкций. Собственно говоря Bitcoin был изобретен, чтобы обходить стороной традиционную финансовую систему, и это прекрасно стали понимать в Конгрессе США. Неслучайно, что на этой неделе сенатор Брэд Шерман стал требовать, чтобы и оборот криптовалют, и майнинг были запрещены. Сначала речь идет об американской юрисдикции, а потом предполагается, что такие правила должны распространиться и на другие страны. Тот же сенатор Шерман 14 марта заявил, что «мы знаем, что криптовалюты наносят вред американской финансовой системе, они лишают нас выгоды, получаемой от контроля над эмиссией долларов США, то есть сеньоража». 

Требование Шермана запретить сделки по купле-продаже криптовалют, тем не менее, выходят даже за рамки «спасения» сеньоража — выгоды, которая исчисляется для американской экономики несколькими миллиардами долларов ежегодно. Речь идет о том, чтобы защитить доллар. Недаром, в White Paper той же El Petro мы читаем, что «доллар США обладает нулевым золотым обеспечением, что делает его использование, как базы для выпуска денег в других странах, контрпродуктивным, что особенно сказывается на странах с развивающейся экономикой». 

Действительно, имеющаяся парадигма того, что объем денежной базы в стране должен соотноситься с имеющимися долларовыми резервами, справедливо вызывает критику, так как действия властей США подрывают доверие к американской валюте. Если сравнить Биткоин, золото и доллар США, то окажется, что Биткоин обладает рядом преимуществ, которых нет ни у золота, которым подкреплялся ранее доллар США, ни у нынешнего «пустого» доллара США. Если Биткоин имеет четко ограниченный размер эмиссии, процесс который усложняется с каждой добытой единицей этой криптовалюты, а общее их количество не может превысить 21 миллион единиц, то в случае с золотом нет никакой уверенности, что мы понимаем, сколько всего золота в мире уже добыто и сколько еще может появиться на свет. В настоящее время в золото вложено около 7 триллионов долларов. C 1913 года золото потеряло 98% своей стоимости, при этом за за последние семь лет оно подешевело на 35%. То есть инвесторы, которые держат золото, не зарабатывают, а теряют на этих инвестициях. 

Мы также не можем знать, какой объем эмиссии у доллара США, а это вызывает заметные скачки его курса, то вверх, то вниз, что особенно стало проявляться с прошлого года. В такой ситуации отток инвесторов из золота и доллара США в Биткоин и криптовалюты — это дело времени. И понятно, что наиболее активно к этому подталкивают сами власти США, вводя санкции в отношении ряда стран. Неслучайно, что несмотря на все консервативное отношение к криптовалютам в Иране, власти этой страны на неделе вновь подняли эту тему с целью обсуждения вопроса, как криптомонеты могут помочь иранской финансовой системе пережить новую волну санкций США, которая ожидается через три месяца. Пока Иран раздумывает, Северная Корея вовсю использует криптовалюты для обхода санкций. 

В России этот вопрос пока «подвис»: принятие соответствующего законодательства о криптовалютах отложено до осени. Именно осенью стоит ожидать обострения санкционной активности американского Белого дома, который, несмотря на искреннее желание Дональда Трампа «поладить» с руководством целого ряда стран, будет вынужден одобрять жесткие решения, которые готовит Конгресс США. Лично у Трампа выбора вообще нет: ему грозит импичмент, если он попытается ослушаться мнения Конгресса, а если на осенних довыборах в американский парламент пройдут представители Демократической партии, то вероятность начала процедуры импичмента нынешнему хозяину американского Белого дома становится стопроцентной. 

Это факт: для Трампа одним из «спасательных кругов» стал бы жесткий запрет на хождение криптовалют, так как распространение примера Венесуэлы, которая эффективно принизила влияние американских санкций, сильно ударяет по политической репутации тех, кто их вводит, а в итоге за них отвечает Трамп. Криптовалюты стали настолько эффективным средством финансовых коммуникаций, что они делают бессмысленными любые ограничения, которые пытаются применить власти США к другим странам. В такой ситуации, у Вашингтона просто не осталось выбора. 

Владислав Гинько, экономист, эксперт РАНХиГС при Президенте РФ